Истории

Главные новостные сюжеты, важные для Петербурга и его жителей. Объяснительные материалы и интервью с экспертами. Краеведение и история Петербурга. Большие репортажи с героями-петербуржцами, благодаря которым наш город меняется, развивается и в то же время сохраняет свою атмосферу.

«Бумага» исследует Петербург и рассказывает о его жителях, которые формируют образ города сейчас, влияли на его историю в прошлом и определяют его будущее.

Чем известен Тимур Булатов, арестованный за вождение без прав. От доносов на ЛГБТ до аварии с Z на капоте
За год пальто и пуховики петербургских брендов подорожали почти вполовину. С чем это связано и ждать ли снижения цен?
«Эти женщины очень уязвимы, поэтому им можно аккуратно закидывать правду». Как украинка занимается антивоенной пропагандой в российских чатах
Какой будет погода в Петербурге в декабре? Ждать ли сугробов и гололедицы?
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Откуда у Петербурга триллион доходов во время войны, почему бюджет не пострадал из-за санкций и сохранится ли рост в 2023-м?
Запутанная история петербуржцев, которые нападали на мигрантов, разочаровались в неонацизме — и снова обвиняются в убийствах нулевых
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
«Речи о закрытии не ведется». Как выживают петербургские НКО, потерявшие до 75 % доходов из-за войны
«Мы хотим стать важной частью культурной среды». Как семья петербуржцев эмигрировала в Стамбул и открыла там книжный
«Бояться уже поздно». Истории активисток «Совета матерей и жен», которые штурмовали штаб ЗВО и добились разговора с военными
В Петербурге уже 10 дел о «фейках» об армии России. Рассказываем об обвиняемых — журналистах, активистах, священнике и кладоискателе
«Акция силовиков против 24-летней девчонки». Как петербургскую феминистку Паладдю Башурову выдавили из страны обысками и задержаниями
Как в «ЧВК Вагнер Центре» хотят бороться с либералами и помогать «идеологически верным» резидентам. Репортаж «Бумаги» с открытия
Опасен ли северный намыв для Васильевского острова? Петербуржцы и застройщик спорят об этом в суде — вот их аргументы
«Нельзя всё это просто переждать». История «Весны» — от шутливых референдумов до лидеров антивоенного движения
«Для гея в России нет жизни в ближайшем будущем». Как гомосексуальная пара запросила убежище во Франции из-за мобилизации и закона против ЛГБТ
«Нам просто повезло, что его опознали». Интервью с сестрой погибшего мобилизованного из Петербурга, который прослужил 2 недели
Ликбез по военному положению. Карт-бланш на цензуру, запрет на выезд из страны и контроль телефонных разговоров
Дефицит кадров, демократизация и перспективы для девушек — как мобилизация повлияла (и еще повлияет) на общепит Петербурга
Медик из Петербурга хотел поджечь военкомат, но передумал. Теперь ему грозит 11 лет тюрьмы. Вот его история
Каково быть полицейским, когда ты против войны? Рассказывает уволившийся оперативник из Петербурга
«Мой случай не такая уж сенсация». Рассказ петербуржца, мобилизованного с серьезной болезнью почек и заставшего суицид сослуживца
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.